Интервью

«Не случайно в Афганистане и Пакистане до сих пор бродят бандформирования «узбекских исламских сил»

30 августа 2016 в 18:28, просмотров: 60440

Бывший президент Киргизии Аскар Акаев рассказал нам об Исламе Каримове как о человеке и политике и о том, есть ли опасность исламизации Узбекистана после его ухода. А директор Института стран СНГ Константин Затулин предположил, как изменятся отношения России и Узбекистана в случае, если там сменится власть.

— Насколько опасен для региона уход от власти Каримова в Узбекистане?

— Я к Исламу Абдуганиевичу питаю чувство глубокого уважения, — сказал «МК» Аскар Акаев. — Он провел Узбекистан через очень трудную четверть века и сумел сохранить стабильность в стране. Я уверен, что он поправится и будет работать на благо своей страны. Но в любом случае узбекский народ — трудолюбивый, мудрый, и он сумеет выбрать достойного лидера своего государства.

— Возможен ли вариант, что Каримов не предусмотрел, кто будет его преемником, и в Узбекистане начнется борьба за власть? А ведь мы говорим о самой большой в регионе стране по населению, о самой большой армии, которая может попасть в опасные руки...

— Я думаю, что такое вполне возможно. Мы все совсем недавно видели, как Каримов успешно, на самом высоком уровне провел в Ташкенте саммит ШОС, глава государства-хозяина был бодр, полон энергии и идей, делился большими планами. Его совсем недавно избрали президентом на новый срок.

Поэтому я вполне допускаю, что он не предчувствовал никакой болезни, которая стала неожиданностью и для него самого, и для окружения. Поэтому никто не готовил преемника и не готовился им стать. Но я знаю, что Каримов сформировал мудрую управленческую элиту, которая даже в случае борьбы за власть не допустит дестабилизации.

— Что вы можете рассказать о ваших человеческих отношениях с Каримовым, как президента с президентом?

— Как президент он очень трудный партнер. С ним нелегко вести переговоры, он не любит коалиций, каких-то лишних обязательств. Но Каримов всегда оставался договороспособным. И главное: если удавалось с ним договориться, если он давал какое-то слово, даже не зафиксированное в протокольных документах, — он всегда его держал. Это его выгодно отличает от многих других политиков и глав государств. Своих обещаний и решений он не менял, что вызывает глубочайшее уважение.

— Как вы можете оценить отношения Узбекистана под руководством Каримова с Россией?

— Эти отношения очень непростые. Каримов выше всего ставит суверенитет, поэтому он прохладно относился к любым интеграционным процессам. Он входил в ОДКБ, выходил из этой организации... Он не вошел в Евразийский экономический союз. Но, с другой стороны, он вошел в ШОС. Скорее всего потому, что это дает дополнительные возможности для общения с лидерами других стран и удовлетворяет его любопытство.

Каримов, безусловно, с огромным уважением относится к России, которую совсем недавно посетил с официальным визитом. Россия принимала его очень почтенно и тепло. И, хотя у него непростые отношения с Россией, которая хочет иметь влияние, он говорил, что у него самые замечательные отношения с президентом России. Он говорил, что его отношения с Россией строятся на отношениях с Путиным, а Путину он верит.

Я уверен, что это передастся новому главе Узбекистана в будущем. В будущем — потому что я надеюсь, что Ислам Абдуганиевич выздоровеет и будет работать еще достаточно долго.

— Над всеми государствами этого региона нависает опасность радикальной исламизации. Какова она для Узбекистана без Каримова?

— Эта опасность нависает как дамоклов меч, она меня тревожит. Она есть даже в Казахстане и Киргизии, где всегда проповедовали самый либеральный ислам и женщины не носили чадру. Сейчас в Кыргызстане уже каждая пятая женщина носит.

А в Узбекистане все еще сложнее, там есть Ферганская долина — вотчина фундаментального ислама. Центр его распространения. И не случайно в Афганистане и Пакистане до сих пор бродят бандформирования «исламских сил Узбекистана».

На территории своей страны Каримов нашел возможность предохраниться от такой опасности, как экстремизм. И он смог противостоять попытке США устроить «цветную революцию» в своей стране в 2005 году. Уверен, что даже если он не готовил себе преемника, то все равно, как сильный руководитель, вводил во власть и окружал себя людьми, способными противостоять этой угрозе.

Читайте материал «Смерть Ислама Каримова была клинической»
— Я думаю, что на начальном этапе уход Каримова от власти никоим образом не отразится на отношениях России и Узбекистана, — говорит Константин Затулин. — Нужно учитывать то обстоятельство, что Узбекистан не является нашим партнером номер один в регионе. В этой стране вопрос о том, дружить или не дружить с Россией, не вызывает полемики или столкновений.
Узбеки относятся к нам прагматично. Они зарабатывают в России деньги. Не только как гастарбайтеры, но и в двусторонних отношениях. На большее они никогда и не шли, ни в какие евразийские союзы они не рвутся.
Каримов в интеграционных объединениях участвовал только для того, чтобы изнутри быть информированным о том, «что они затевают», но не ради того, чтобы потерять хотя бы малейшие признаки суверенитета. Поэтому Узбекистан входил в эти организации, потом выходил и входил снова, но вовсе не для того, чтобы придать этим объединениям мускулистый характер.
В ближайшее время, независимо от состояния Каримова, Узбекистан будет по-восточному ласков со всеми, включая Россию. Кто бы ни пришел Каримову на смену, он будет заинтересован в том, чтобы продолжить с нами нормальные отношения.
Происламистские силы сразу к власти прийти не смогут, хотя Ферганская долина беременна радикализмом. Однако Каримов в 2005 году преподал ей достаточно строгий урок. И пришедшие ему на смену в первое время, несмотря на борьбу между собой, в любом случае объединятся в борьбе против этой угрозы. Руководство Узбекистана при Каримове было воспитано в духе светскости. Но в дальнейшем попытки исламизации будут. В том числе под влиянием Запада, который хочет демократизации всех стран. А в этом регионе демократизация, к сожалению, означает именно исламизацию.

Михаил Зубов

Заголовок в газете: Экс-президент Акаев рассказал о президенте Каримове 
Опубликован в газете "Московский комсомолец" №27191 от 31 августа

© ЗАО "Редакция газеты "Московский Комсомолец" Электронное периодическое издание «MK.ru»

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство Эл № ФС77-45245 Редакция - ЗАО "Редакция газеты "Московский Комсомолец". Адрес редакции: 125993, г. Москва, ул. 1905 года, д. 7, стр. 1. Телефон: +7(495)609-44-44, +7(495)609-44-33   Реклама третьих сторон

Все права на материалы, опубликованные на сайте www.mk.ru, принадлежат редакции и охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Использование материалов, опубликованных на сайте www.mk.ru допускается только с письменного разрешения правообладателя и с обязательной прямой гиперссылкой на страницу, с которой материал заимствован. Гиперссылка должна размещаться непосредственно в тексте, воспроизводящем оригинальный материал mk.ru, до или после цитируемого блока.

Интервью экс-президента Киргизии Аскара Акаева ИА REGNUM

Аскар Акаев.

Максим Шалыгин28 Июня 2015, 22:40 — REGNUM  

ИА REGNUM: Ваша судьба удивительна. И вот почему. С одной стороны, вы — математик, инженер-математик. Ещё в 1977 году вы одним из первых заговорили об оптоволокне, об оптических компьютерах и оптических методах обработки данных. А мир только сейчас подходит к пониманию, что оптические методы эффективней, надежней и безопасней из существующих. То есть вы опередили время.

Совершенно верно, я занимался оптическими системами.

ИА REGNUM: С другой стороны, вы советский и киргизский государственный деятель, вы руководили страной, и это большая ответственность.

Можно разделить, наверное. Я советский человек, советский научный работник. И кыргызский государственный деятель. Потому, что в советское время я занимался исключительно научной деятельностью.

ИА REGNUM: Рациональное и иррациональное. Как это совмещается, насколько это совместимо?

Очень трудно, очень трудно совмещать рациональное и иррациональное. Вы это очень хорошо сказали. Ну, поэтому, может быть, как раз я и попал под жернова «цветной революции»… Хотя… Вот, например, мой коллега Эдуард Амвросиевич Шеварднадзе — профессиональный политик. Но тем не менее и он оказался под жерновами «розовой революции», правильно?

ИА REGNUM: Сегодня Киргизия присоединилась к Евразийскому экономическому союзу.

Это замечательно! Я аплодировал. Потому что альтернативы нет.

ИА REGNUM: Но ведь в Киргизии бардак!

Но ЕАЭС для Кыргызстана — это хорошо! Я думаю, что ЕАЭС — это большое объединение — вот, как-нибудь и поможет Кыргызстану как-нибудь выйти из той печальной ситуации, в которой он находится. Ведь там настоящая экономическая катастрофа!

ИА REGNUM: Такое впечатление, что Киргизия сегодня погружается в дремучий средневековый национализм, феодальное государство с наркотрафиком.

К сожалению, да, погружается… Есть такое, есть откат к феодальному прошлому. Вот я всегда открыто говорил о том, что нам никоим образом нельзя поддерживать национализм, радикализм, экстремизм, который убивает государственность. Мы видим это на примере Украины. Все 90-е годы боролся с этим. И я считаю, что мне в общем-то это удалось за счет национальной доктрины «Кыргызстан — наш общий дом». Официальный статус для русского языка, открытие вместе с Россией Славянского университета. Меня националисты страшно критиковали: «Вы только за русских, вы вообще предали кыргызский». А сегодня я в Москве, Ленинграде встречаю кыргызов, молодежь в основном. Они меня страшно благодарят. Знаете, за что? Именно за знание русского языка. Они говорят, это наше конкурентное преимущество. Я поэтому сегодня и радуюсь ЕАЭС, что Евразийский союз как-то вытащит Кыргызстан.

ИА REGNUM: Вы пришли во власть в то время, когда страна — Советский Союз — был уже, что называется, «на изломе».

Вот почему развалилась наша советская экономика? Потому что мы пропустили пятый технологический цикл в 80-е годы. Микроэлектронную революцию. Помните, Михаил Сергеевич (Горбачев) начал с ускорения научно-технического прогресса. А потом забросил, перешел к перестройке. И страна развалилась…

ИА REGNUM: И политическое руководство страны вместо экономики занялось отлучением партии от государственного организма с потерей функции управления.

Это была колоссальная ошибка.

ИА REGNUM: Ведь эти функций управления никуда не передали, их просто выбросили.

Да, правильно.

ИА REGNUM: Гласность, перестройка. Плюс спекулятивное кооперативное движение с разрешением «обналички» и закрытием производств.

Совершенно верно, антиалкогольная кампания. Все это принесло колоссальный вред.

ИА REGNUM: И в это время президент Академии наук Киргизской ССР становтся главой Киргизского государства. Был Новоогаревский процесс — проект конфедерации.

Да, совершенно верно. Я активно участвовал с первого дня. И считаю, что если бы не состоялось ГКЧП, то успешно можно было бы подписать. Все, даже Кравчук (президент Украины — прим. ИА REGNUM), готовы были подписать документ 20 августа 1991 года. Это уже потом, после ГКЧП, все разбежались.

ИА REGNUM: Развалили большую страну. И пропустили микроэлектронную революцию.

Да. И сегодня у нас шестой технологический цикл. NBIC-технологии. Взаимодействие нано-, био-, информационных и когнитивных технологий. Шестой цикл мы еще не пропустили. Мы имеем шанс. Хотя нас, ученых, сегодня ругают, мешают. Я хотел бы четко сказать, что Россия при поддержки ученых смогла бы сегодня оседлать NBIC-технологическую революцию. Это я ответственно заявляю. Другое дело — внедрить технологии в производство. Тут нужна государственная поддержка, политическая воля. Посмотрите, Михаил Сергеевич (Горбачев) очень правильно начал. Мы — ученые — его обожали, мы его любили, наконец-то он взялся за научно-технический прогресс. Но это продолжалось один год. А потом он всё бросил. И занялся гласностью. Всеми теми проектами, которые привели к развалу.

ИА REGNUM: А теперь он вместе Кудриным хотят перестройку-2 делать.

Ну, это недопустимо, я считаю.

ИА REGNUM: Можно ли сказать, что сегодня мы как страна стоим в той же точке выбора пути — новый технологический цикл или гласность с перестройкой, — что и в середине 80-х?

Если мы сегодня пропустим NBIC-революцию, как тогда пропустили микроэлектронную, то это отставание надолго.

ИА REGNUM: Как избежать ошибок 80-х? Что для этого необходимо? Готовность элиты?

Я считаю, самое главное — это политическая воля руководства.

ИА REGNUM: Кто такое «руководство»?

Руководство — это президент, это премьер-министр, это спикеры обеих палат парламента. У государства есть ресурсы. Нам нужна политическая воля концентрировать людские, материальные ресурсы.

ИА REGNUM: Но что это означает в практическом применении? Значит, в этой прорывной отрасли надо отказаться от либерального подхода в экономике?

Конечно, конечно.

ИА REGNUM: Нам надо отказаться от так называемых либеральных демократических ценностей?

Сегодня такой период, когда вот нужно программно-целевое управление экономикой.

ИА REGNUM: Это значит нам нужна твердая власть, авторитарное правление?

Ну, почему бы, почему бы… временно… не принять и такую форму? Конечно, и в демократических условиях — тоже возможно… Хотя, конечно, большинство примеров свидетельствует о том, что … Тот же самый Сингапур возьмите, к примеру.

ИА REGNUM: Это означает, что президент должен отказаться от части элиты, которая не соответствует новым задачам, правильно?

Я считаю, что отказываться не надо. Надо просто концентрировать, перераспределить ресурсы. А отказываться, знаете, это в авторитарных условиях означает, как, вот, при сталинизме. Отказываться — значит, надо уничтожать. Боже упасти! Я далек от этого, я считаю, просто надо опираться на ту часть элиты, которая конструктивна, созидательную часть.

ИА REGNUM: Кто это?

Она есть, ну что вы! В такой стране, в России, столько выдающихся людей! Я не берусь давать какие-то советы, потому что я сейчас в качестве научного работника. Не хочу советовать или рекомендовать политическому руководству страны что-то… Но я знаю — как научный работник, как физик, как человек, который в первой научной жизни работал в области микроэлектроники, оптоэлектроники, лазерных технологиях и сегодня выполнил ряд работ как раз по областям применения NBIC-технологий. Я вот четко вижу — силами российских инженеров, ученых можно оседлать эти технологии, не отстать от новой революции. Но для этого нужна государственная и политическая воля.

ИА REGNUM: То есть учёных необходимо собрать в отдельную группу и приставить к ним отдельного администратора с огромными полномочиями. Как Берия для атомного проекта.

Вы знаете… я не хочу произносить это имя (смеется), но хочу сказать следующее. Лет десять назад я имел счастье вот буквально рядом оказаться с академиком Чертоком. Академик Борис Евсеевич Черток, заместитель Королева. И вот просто разговорились. Спрашиваю его: «Скажите, пожалуйста, вот если бы сейчас предложили проект высадки российского космонавта на Марс, поставили бы вас во главе проекта, взялись бы?» Он говорит: «Взялся бы. Но при следующих условиях. Чтобы иметь возможность управлять людскими всеми ресурсами. И чтобы позволили создать „шарагу“, куда бы я это все сконцентрировал. И я бы посадил бы российского космонавта первым». Вот так ответил академик. Этот ответ меня потряс. Это был великий ученый, инженер. «А в нынешних условиях разве нельзя без „шараги“ обойтись», — спрашиваю. «Нет», — отвечает академик. Знаете ли, весь исторический опыт говорит, что без мощной концентрации усилий — людских, материальных — невозможно решать такие проблемы. Невозможно.

ИА REGNUM: Это означает, что при сохранении нынешней политики в государстве мы движемся в рамках нехорошего сценария? Мы пропускаем технологическую революцию?

Ну, я так не скажу. Россия не может двигаться в плохую точку. Потому что Россия — великая держава, это великая нация. В России, знаете, на тысячу человек талантов больше, чем во всем мире. Другое дело, что Россия может потерять статус великой державы. Мы всё-таки все привыкли к тому, что Россия — это великая держава. Это неотъемлемая наша часть. Речь-то идет о сохранении за Россией статуса великой державы. Вот ради этого, говорю, нужны такие проекты. Чтоб мы не отстали. А так, если не напрягаться, как-то что-то будет, страна станет средней. Я считаю, что для гармонии в этом мире всем нужна Великая Россия.

Максим Шалыгин

Подробности: https://regnum.ru/news/polit/1937656.html

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM.

Евразийское единение - ответ на народные чаяния
Первый президент Киргизии Аскар Акаев об интеграционном проекте Владимира Путина, опубликованном в «Известиях» Статья В.В. Путина «Новый интеграционный проект для Евразии – будущее, которое рождается сегодня» вызвала у меня огромное удовлетворение. Наиболее авторитетный на постсоветском пространстве политик и государственный деятель с присущей ему четкостью и ясностью мыслей предложил для Евразии вдохновляющую интеграционную программу.

Отдав как первый президент Кыргызстана 14 лет становлению государственной независимости своей страны, я хорошо видел, как тяжело сказывается на жизни людей проведение межгосударственных разделительных линий между народами, издревле соединенными прочными хозяйственными и братскими духовными связями. Принимая активное участие в развитии на постсоветском пространстве интеграционных процессов, воплощенных в формате СНГ, ЕврАзЭС и ОДКБ, я жил надеждой на то, что единение наших народов на новом этапе в подобном формате, компенсирует понесенные в результате распада СССР издержки.

Однако по множеству причин ожидания не оправдались. Кой у кого появились иллюзии о «золотом дожде» из Америки и Европы. Он не пролился. Более того, злые ветры принесли нам из-за океана «цветные революции». Раны от них в ряде постсоветских государств все еще не излечены. С тех пор я не устаю повторять: «бойтесь заокеанцев дары приносящих».

Задумываюсь, почему призыв В.В. Путина об осуществлении в Евразии нового интеграционного проекта в форме Евразийского Союза прозвучал ныне столь весомо. Постсоветское двадцатилетие оказалось в исторической судьбе евразийских народов критическим. Распад такой гигантской державы, как СССР, подобно катаклизму не мог не породить на том пространстве, которое ранее входило в зону его прямой власти, проявлений политического тремора, возникновение националистических амбиций, центробежных и центростремительных тенденций, светлых и темных граней сил добра и зла, в том числе и внешнего характера.

В атмосфере бурления политических страстей, из острой борьбы различных сил в последние годы в Евразии стала вырисовываться новая геополитическая конфигурация, которая несет в себе надежды на коренные перемены к лучшему.

Переводя эти процессы на привычный мне язык физики, усматриваю в создании Таможенного Союза и Единого экономического пространства начавшийся в области интеграции процесс кристаллизации. Первая локальная ячейка кристаллизации связала Россию, Казахстан и Беларусь. Ее возникновение и последующая деятельность окажут мощное притягательное влияние на другие части евразийской региональной системы. Наши народы вправе ожидать живительного влияния происходящих ныне перемен на их жизнь. Потребуется время, возможно – немалое. Но «дорогу осилит идущий».

В статье В.В. Путина изложены с исчерпывающей полнотой социально-экономические и политические аргументы в пользу создания Евразийского Союза. Попытаюсь добавить к ним соображения, основанные на объективных естественно-исторических закономерностях. Судьба навечно определила нашим народам собственный ареал обитания на древней земле Евразии. Многие поколения наших предшественников обживали и лелеяли эту землю, оставили ее нам в наследство. Другой у нас нет и не будет. Не обходилось без трений и конфликтов. Но все же дружба и нормы добрососедства, которыми руководствовались наши предки, всегда превалировали. Уверен, что глубинные факторы, связанные с географическим положением нашей общей земной обители, ее историей, менталитетом людей, особенностями их культуры, национальными традициями и обычаями, вековыми межнациональными связями и дружбой, совместно пролитой кровью в борьбе с чужеземными нашествиями и т.д. и в современных условиях одержат верх. Закономерности общественного бытия неодолимы.

Истекшее двадцатилетие нас многому научило. Во весь рост снова проявилось величие России, осознающей свою историческую миссию. Москва спасла постсоветский евразийский мир от расползания и деградации. Предложенные В.В. Путиным ориентиры открывают для этого мира дверь в будущее.

Нынешняя евразийская разноголосица во многом вызвана стремлением некоторых постсоветских государств присоединиться – пусть и на положении пасынков – к Европе. Европейской альтернативе чуть ли не отдается предпочтение перед евразийской. Действительно, Европа явила собой убедительный пример развития интеграционных процессов. Страны и народы на европейском континенте, веками враждовавшие друг с другом, положившие сотни миллионов человеческих жизней в кровавых междоусобицах, развязавшие две мировые войны в XX веке, благодаря политической воле дальновидных государственных деятелей, смогли, преодолев многовековую рознь, достичь единения в рамках Евросоюза, опирающегося в военно-политической области на потенциал НАТО.

Однако нынешний виток мирового финансово-экономического кризиса ярко высветил, что из-за торопливости в формировании своего состава Евросоюз во многом растерял запас прочности. На деле это означает, что путь в него для стран постсоветского мира фактически перекрыт. На Западе Россию и ее ближних соседей извечно считают цивилизационными чужаками. У евразийских стран есть возможность сделать собственный выбор. Соединение нашего уникального географического положения с редкостными природными, интеллектуальными, научно-техническими, индустриальными и духовными богатствами способно привести к созданию в рамках Евразийского Союза мощного потенциала, равновеликого по своим масштабам Евросоюзу, с блестящими перспективами на процветание. Именно это и откроет для евразийских стран путь к развитию сотрудничества с Европой с позиций равенства и взаимной выгоды.

В своих размышлениях об исторической судьбе евразийских народов я постоянно вспоминаю выражение известного историка – советолога Н. Верта о возникновении на пространстве, которое охватывалось Советским Союзом, прочного «социума общей судьбы». Развал СССР не разрушил этот социум. Духовные связи, тяга евразийских народов к единению не знают межгосударственных границ. Не могу в данной связи не сослаться также на завет великого сына России, выдающегося ученого и мыслителя Льва Гумилева, который призывал наши народы: «Объединиться, чтобы не исчезнуть».

Полностью поддерживаю высказанные В.В. Путиным идеи о создании Евразийского Союза. Они отвечают сокровенным чаяниям евразийских народов. Российский лидер прав – это веление времени. Пожелаю ему удачи на этом благородном пути.

Источник: http://www.izvestia.ru/news/503258

26.06.2010 12:52 msk Санобар Шерматова

Бывший президент Киргизии Аскар Акаев в интервью Санобар Шерматовой вспоминает, как Чингиз Айтматов и Ислам Каримов гасили страсти и способствовали развитию межнационального диалога, и рассказывает, почему Бакиевы были способны нанять боевиков.

- Недавно генерал Ачалов, вводивший своих десантников в зону конфликта во время Ошских событий на юге Киргизии в 1990 году, сделал любопытное заявление, касающееся событий, приведших к Вашему смещению. По его словам, пять лет назад Курманбек Бакиев искал добровольцев среди российских военных для организации переворота. Ачалов отказался, а вот некоторые его коллеги согласились. А Вы знали тогда об участии российских военных в тех событиях?

- Должен сказать, что я с большим интересом прочитал интервью генерала Ачалова российской газете «МК». Конечно, пять лет назад я понимал, что штурм Дома правительства, бесчинства на улицах были не стихийными и не случайными, что они тщательно планировались и готовились, но я даже не подозревал об участии российских отставников в государственном перевороте. Проморгали это и наши спецслужбы. Обладай мы тогда информацией, естественно, поставили бы в известность российскую сторону. А там наверняка бы эффективно отреагировали.

В свете признаний генерала уместно было бы задать вопросы тогдашним близким соратникам Бакиева – Отунбаевой, Атамбаеву, Бекназарову и другим. Они ведь не могли не знать о подкупе отставных российских офицеров и об их участии в госперевороте? За счет каких криминальных средств оплачивались услуги отставников, которые, по словам генерала, «сейчас ездят на крутых машинах»? И если Бакиев пять лет назад был способен подкупить военных отставников для организации переворота и прихода к власти, то почему он или его родственники не могли теперь использовать еще кого-нибудь, чтобы отобрать власть у свергнувшей его оппозиции? Люди, как правило, не меняются, и склонны использовать одни и те же схемы. Вот почему я с доверием отнесся к обнародованным предварительным результатам расследования Службы национальной безопасности, выявившей связь сына и братьев Бакиева с боевиками.
- Нынешнюю трагедию на юге сравнивают с событиями двадцатилетней давности. Получается, уроки тех страшных дней так и не были усвоены?
- Кем именно? Простые киргизы и узбеки жили в согласии на общей ферганской земле тысячелетиями. Так завещано Всевышним, так сложилось исторически. Если бы между ними была вражда, то рано или поздно один народ вытеснил бы другой. Но ведь этого не произошло? Урок не усвоили не народы, а правители, которые в силу служебного положения должны были поддерживать мир и порядок. События июня 1990 года и июня 2010 года имеют одну и ту же причину. А именно - вмешательство отдельных лиц, преследовавших в регионе корыстные цели. В обоих случаях это происходило на фоне общей слабости власти, ее растущей беспомощности.
В 1990 году рушилась советская власть, в национальных республиках это уже почувствовали. Вспомните Нагорный Карабах, Сумгаит, Тбилиси… Трудности стали возникать и внутри России. События в киргизской части Ферганской долины укладываются в тот же ряд: они произошли, когда до краха Союза оставалось полтора года. Существовавшие на местах партийные органы считались еще всесильными, но, похоже, стали чувствовать надвигающиеся фатальные перемены. Для сохранения уходящей из-под ног почвы некоторые из них начали прибегать к популизму. Недавно генерал Алик Орозов, бывший чекист, входивший какое-то время в команду Бакиева, а потом порвавший с ним, вспоминал, что южане, особенно узбеки, считали главным виновником той трагедии Усена Сыдыкова, говорили, что руки у него по локоть в крови.
Начиналось всё, опять же, с земли, которую стала просить киргизская молодежь. Сыдыков - в то время 1-й секретарь Ошского обкома партии и одновременно председатель областного совета – сказал им: «Выбирайте сами». Они выбрали поле по соседству с узбекским селом, стали делить на нем участки, забивать колышки. Тут возмутились узбеки: «Мы здесь выпасаем скот». Так возник конфликт. А Сыдыков, как пишет Орозов, предложил представителям киргизской молодежи: «Десять тысяч человек собрать можете? Собирайте и берите землю». Те так и поступили. Начались стычки. Когда власти поняли, что обстановка накаляется, опомнились, решили дать самозахватчикам землю в другом месте. Но поздно - те уже успели «благословение» на строительство получить: лошадь зарезали, кровью землю окропили, «омин» сделали. «Никуда отсюда не уйдем».
Узбеки пошли освобождать поле, милиция встала между противниками, прозвучали выстрелы, в результате было убито шестеро узбеков. Их взбудораженные соплеменники понесли трупы по улицам Оша. По пути перевернули несколько автомашин, подожгли троллейбус. Среди киргизского населения распространились слухи, дошедшие до отдаленных районов: Ош горит, полгорода разгромлено, узбеки якобы насилуют киргизских девушек. Население в эти слухи поверило, пошло спасать Ош. И по пути разгромило город Узген, населенный преимущественно узбеками. Сравните с недавними событиями – те же слухи, будоражащие горячие головы, такие же погромы, убийства.
И причина сходная – безответственное поведение руководителей. Генерал Орозов, он во времена Ошских событий был помощником председателя КГБ Кыргызстана, и суть дела знает хорошо, задается вопросом: чем руководствовался Усен Сыдыков, раздавая землю и провоцируя межнациональные столкновения? Быть может, амбициями, стремлением удержаться у власти любой ценой?
Ключевые слова в этих оценках - удержаться у власти любой ценой. Даже ценой пролития крови своих соотечественников. По этому же пути пошел и Бакиев. Внешний рисунок событий в 1990 и 2010 годах в принципе одинаков. Но в 1990 году у Советского Союза было еще достаточно сил, чтобы послать в Ферганскую долину десантников и силой остановить кровопролитие. А оно было очень большим и количество жертв до сих пор не сосчитано. В 2010 году Временное правительство оказалось бессильным перед лицом беды. В эйфории от неожиданного прихода к власти оно, похоже, забыло о возможности возникновения межэтнических эксцессов на Юге республики.
То, что фитиль конфликта предательски подожгли Бакиев и его клан, нет сомнений. Однако вина лежит и на совести Временного правительства, не предпринявшего должных мер для предотвращения беспорядков и резни.
- После первой трагедии киргизы и узбеки, несмотря на пролитую кровь, примирились, хотя процесс был долгим и сложным. Можно ли использовать сегодня тот миротворческий опыт?
- Доверие легко потерять, но трудно восстановить. Я приступил к обязанностям главы государства через четыре месяца после кровопролития. Пепелище от огромного пожара еще не остыло, человеческое горе обжигало души. Взаимное доверие после подобных конфликтов не приходит само собой. Я бы хотел подчеркнуть роль нашего великого писателя и гуманиста Чингиза Айтматова. Он говорил своему народу не очень приятные вещи. С ним спорили, ему противоречили. Но вот что показательно, где появлялся Айтматов, там затихали братоубийственные страсти. Его моральный авторитет был высок и среди простых людей и среди интеллектуалов, которых Айтматов привлек к миротворчеству. В его группе были известные литераторы, киргизы и узбеки. Вместе они объездили всю Ферганскую долину, общались с представителями двух народов. Сам Чингиз Торекулович остро пережил трагедию, и хотя он старался не говорить о своих чувствах, для него это была тяжелая тема. Может быть, оттого и слушали его люди, что слова шли из сердца? В тяжелые дни испытаний народу необходим моральный авторитет. К сожалению, таких гигантов духа, как Айтматов, больше нет среди нас. Его последний роман «Когда рушатся горы» оказался пророческим.
- Про Ошские события много писали в прессе. А вот о том, что происходило после конфликта, известно мало.
- Да, это так. Но вы же знаете, горячие точки вспыхивали в разных концах Советского Союза – о них и писали. Я считаю большим достижением, что удалось избежать перерастания столкновений в Оше в перманентный межнациональный конфликт, подобный Нагорному Карабаху и Абхазии. А ведь это могло случиться!
Трудно переоценить помощь Москвы: были выделены финансы, шли гуманитарные грузы. Миротворчеством занимались разные организации, в координации их деятельности весомую роль сыграл руководитель Узбекистана Ислам Каримов. В Москве к его мнению прислушивались. А после развала СССР мы с Каримовым оказались президентами новых независимых республик. Мы оба ощущали необходимость продолжать работу по оздоровлению межнациональных отношений. И я с благодарностью вспоминаю, как Ислам Абдуганиевич добился, чтобы по ту сторону общей границы для нас складывалась благоприятная обстановка.
Надо сказать, в то время среди граждан Узбекистана, имевших родственников среди узбеков Кыргызстана, были сильны реваншистские настроения. Так что надо было снимать агрессию по обе стороны от границы. Мы с Исламом Абдуганиевичем совершили совместную поездку в город Ош, встречались с аксакалами, представителями общин, местной интеллигенцией. Это было уникальное во всех отношениях событие: не часто случается, чтобы президент другой страны доверительно общался с соплеменниками. А мне эти встречи помогали лучше понимать проблемы Юга.
Кыргызстан – страна многонациональная, по переписи тех лет у нас проживали представили 80 национальностей. У каждой свой язык, уклад жизни, традиции, ближние и дальние кровнородственные связи. Предстояло определиться, каким должно было быть место титульной нации. Так, шаг за шагом рождалась идея общего дома для всех этносов, проживающих в Кыргызстане.
- Как Вы относитесь к идее повышения статуса узбекского языка? Многие считают, что требования о придании узбекскому языку официального статуса в местах компактного проживания узбеков взорвали ситуацию на Юге.
- У нас есть официальный язык – это русский. Он жизни имеет прочные исторические корни, позволяет всем этносам в Киргизстане не испытывать трудности в общении. Киргизский язык – это государственный язык, как принято во всем мире. Введение в равноправный обиход еще одного дополнительного языка вряд ли на сегодня возможно и оправданно. Тем более что киргизский и узбекский языки имеют общие тюркские корни. Надо пожить, успокоиться, а там посмотрим…

Постоянный адрес статьи: http://www.ferghana.ru/article.php?id=6633

© 1998—2010 Информационное агентство «Фергана.ру»,
Свидетельство Минпечати и информации России ЭЛ #77-4732 от 10 августа 2001 г. 

Газета «Невское время»
Широкой публике Аскар Акаев известен в первую очередь как политик. В 1990 году он стал первым президентом Киргизии и возглавлял эту среднеазиатскую республику на протяжении пятнадцати лет, пока в 2005-м его не свергли в результате «тюльпановой революции». Однако Акаев не менее известен и как ученый. После ухода из политики экс-президент Киргизии устроился на работу в МГУ, где вместе с группой российских исследователей внимательно изучает теорию циклов, предложенную еще в начале ХХ века известным русским экономистом Николаем Кондратьевым. На ее основе ученые создали уникальную математическую модель, позволяющую предсказывать финансовые кризисы с точностью до месяцев и недель. О результатах своих изысканий Аскар АКАЕВ рассказал читателям «НВ».

Великий русский ученый начала ХХ века Николай Дмитриевич Кондратьев первым обнаружил, что в мировой экономике наблюдаются «длинные волны», переходящие в депрессию. Впоследствии они были названы «большими кондратьевскими циклами». Как показывает практика, после каждого цикла происходят экономические кризисы, а затем экономика вновь начинает расти и устойчиво развиваться.

Продолжительность циклов имеет тенденцию сокращаться. В ХIX веке она составляла 50–60 лет, в ХХ веке – 40–50 лет, а теперь «хватает» всего 30–40 лет. Происходит это потому, что научно-технический прогресс ускоряет свои темпы. Так что следующий глобальный кризис, скорее всего, разразится на планете в начале 40-х годов XXI столетия.

Причина такого вот циклического развития мировой экономики заключается в том, что в мире постоянно происходит смена технологий. Так, например, ХIX век – это век пара, когда появлялись паровозы, пароходы и другие революционные изобретения. Первая половина ХХ века – это эпоха электричества, после которой началась эра двигателей внутреннего сгорания, нефти и атомной энергии. Сегодня же человечество постепенно переходит на альтернативные виды энергии. Именно смена энергетической основы мировой экономики заставляет ее развиваться по циклам.

Кондратьев занялся изучением этой проблемы в тот период, когда марксистско-ленинское учение говорило, что вскоре наступит последний кризис, который и похоронит капитализм окончательно и бесповоротно. Николай Дмитриевич, сначала поддержавший эту идею, пришел к выводу, что кризисы не могут быть причиной гибели капиталистического строя. Наоборот, каждый кризис укрепляет капиталистическую экономику, поднимает ее на новый, более высокий уровень развития, заставляя внедрять новые технологии и способствуя переходу на новые виды энергоносителей (от дров – к углю, от угля – к нефти, от нефти – к атомной энергии и так далее). К чему привело «еретическое» утверждение выдающегося ученого? Кондратьев был арестован по ложному обвинению в 1930 году, расстрелян в 1938-м, а реабилитирован лишь в 1987-м. Однако, к счастью, ученый оставил после себя немало талантливых последователей. Среди них были известные экономисты Василий Леонтьев и Семен Кузнец, которые стали лауреатами Нобелевской премии. Но они уехали в Америку, а сам Кондратьев, который больше всех заслуживал престижной награды, остался служить России и советскому строю, от которого и пострадал. Если бы он эмигрировал, то первым бы из этой троицы получил «нобеля».

Надо сказать, что капиталистам учение Кондратьева пришлось по душе. Именно от него они узнали, что кризис помогает выживать, способствуя развитию и совершенствованию экономики. И именно он предсказал Великую депрессию 1930-х годов и выход из нее. Учение Кондратьева развивал известный австрийский и американский экономист Йозеф Алоиз Шумпетер, обосновавший инновационную теорию экономического развития, к которой сегодня все чаще прибегают. Я недавно ввел в научный обиход новый термин – «инновационная теория Шумпетера – Кондратьева». Считаю это справедливым, поскольку даже сам Шумпетер признавал первенство Кондратьева в данном вопросе.

А как же Россия? Неужели в нашей стране теория великого русского ученого оказалась забыта? К счастью, это не так. В 2009 году мы, группа ученых МГУ, занялись на основе кондратьевского учения созданием математической модели, которая позволила бы более точно прогнозировать мировые экономические кризисы. Вообще, нынешний «финансовый шторм» давно был предсказан известными философами Владимиром Пантиным и Владимиром Лапкиным, но не с точностью до года и месяца, поскольку они еще не знали ничего о новой модели.

Но в чем состоит суть нашей теории? Как известно, любому глобальному кризису предшествует «надувание пузыря» в какой-либо сфере экономики, которое сопровождается взлетом цен. Потом происходит обвал на фондовых рынка. Иными словами, вслед за надуванием происходит «лопание пузыря», что говорит о спекулятивном характере данного явления. Взлет и крушение, надувание и лопание – очень сложный и абсолютно нелинейный процесс, который всегда было сложно описывать математическим языком. Помочь выйти из «научного тупика» призвана формула, разработанная ректором МГУ Виктором Садовничим, профессором Андреем Каратаевым и вашим покорным слугой. Она описывает взрывной рост цен как крушение и высчитывает момент «лопания пузыря» и наступления экономического кризиса.

Перед нами стояла задача найти индикатор – предвестник второй волны финансовых потрясений. Мы обратили внимание на то, что после кризиса 2008 года американцы напечатали 3 триллиона долларов. Неимоверная сумма – во много раз больше, чем ВВП России! Частично эти деньги пошли на продовольственный рынок, что породило взрывной рост цен на продукты питания. Собственно, взлет цены на пшеницу послужил в 2011 году «спусковым крючком» для волны арабских революций, выведя на улицу тысячи разгневанных людей, для которых хлеб является главным продовольственным товаром. Часть денег пошла на энергоносители, в результате чего стали подниматься цены на нефть. Но основная часть денег пошла на золото и драгоценные металлы. Из этого мы сделали вывод, что индикатором второй волны кризиса является золото, после чего стали отслеживать политику цен на драгоценные металлы. И вот в августе прошлого года мы просчитали, что «золотой пузырь» начнет лопаться 3 августа 2011 года. Ошиблись мы всего на один день, потому что 4 августа цены на золото дошли до исторического максимума и пошли вниз. Далее этот процесс будет стабилизироваться путем колебаний. Таким образом, наша модель позволила предсказать крушение фондовых рынков, которое началось со сдувания «золотого пузыря».

Исходя из разработанной модели, мы можем установить, что случившееся крушение вызовет экономическую рецессию, как в 2008 году. Она будет зависеть от следующего хода Федеральной резервной системы США, от того, как поведет себя председатель ФРС Бен Шалом Бернанке. По нашим прогнозам, в начале сентября он объявит о 3-м раунде количественного смягчения и напечатает примерно 1 триллион долларов для поддержки американской и мировой экономики. Еще один триллион у него остается в запасе. Такое стало возможным благодаря тому, что «потолочное шоу» в конгрессе, державшее мир в напряжении в течение всего июля, закончилось тем, что потолок долга был поднят на 2 триллиона долларов. Повышение планки госдолга выгодно американцам, поскольку у них перед выборами нет другого выхода, кроме как печатать доллары. Для США это единственный способ поддерживать экономику на плаву. Однако триллион, который напечатает Бернанке, ничем не будет обеспечен. И это будет последняя капля, которая и обрушит мировую экономику. В конце сентября – начале октября начнется рецессия, причем коснется она не только Америки, но и ряда европейских стран. Это даст толчок третьей волне кризиса, которая может накрыть нас с головой осенью 2012 года.

Кризис американской экономики пока что меньше всего затрагивает Россию, поскольку за счет высоких цен на нефть в последние 10 лет нашей стране удалось расплатиться с долгами. Госдолг у РФ минимальный, однако корпоративные долги продолжают расти. До 2014 года цены на нефть будут колебаться, находясь в положительном коридоре, но потом они обязательно упадут, и вот это уже тревожный сигнал. Поэтому правительству России необходимо до 2014 года успеть запустить реальную модернизацию, максимально погашая при этом накопившиеся корпоративные долги. Если же говорить о мировой экономике, то выход из кризиса возможен лишь при соблюдении трех условий. Во-первых, США должны отказаться от печатания пустых, ничем не обеспеченных долларов. Во-вторых, необходимо всемерно бороться со спекулятивным капиталом, для чего стоит как можно скорее ввести на него жестокий налог – так называемый налог Тобина, разработанный еще в начале 1970-х годов. И в-третьих, нужно повернуть поток денег не в финансовый сектор, а в реальную экономику. Если эти условия будут соблюдены, мы выйдем из нынешнего кризиса относительно безболезненно и мировая экономика поднимется на новый уровень в своем развитии.

// Подготовил Константин Глушенков. Фото ИТАР-ТАСС

Источник: Невское время
http://nvspb.ru/stories/rossii-vajno-zapustit-modernizaciyu-do-2014-goda-46199
Вопрос 1: Каким Вы видите будущее печатных изданий в России, в том числе журнала «Экономические стратегии»?
Ответ: По своей внутренней природе я оптимист. Думаю что, печатные издания, даже в условиях агрессивного наступления со стороны Интернета, имеют хорошую перспективу, по крайней мере, на ближайшие полтора – два десятилетия. Что касается журнала “Экономические стратегии”, уверен, что он и впредь сохранит завоеванное высокое место в академическом и интеллектуальном сообществе. Будучи давним и преданным почитателем журнала, предвижу, что еще много лет буду с волнением открывать его новые номера. Считаю “Экономические стратегии” уникальным изданием, быстро откликающимся на ключевые события в национальной и международной жизни, чутко улавливающим современные тенденции, особенно в сфере инновационного развития, научно-технического прогресса. Собственное независимое лицо журнала проявляется и в статьях на политические темы. Научная строгость публикуемых материалов сочетается с популярным стилем изложения, что делает журнал в высшей степени познавательным. В той среде, к которой я принадлежу как ученый, журнал пользуется высоким авторитетом. Я не вижу на сегодня издания, которое способно занять его нишу, быть на равных в столь актуальной области, в которой работает журнал.
Вопрос 2: 10 лет для ребенка – это возраст доверчивого отношения к жизни, возраст повышенной активности, стремления к деятельности, желания узнать многие вещи, далеко выходящие за рамки повседневной жизни. А 10 лет для журнала? Много это или мало для СМИ?
Ответ: Вопрос о возрасте для такого журнала, как “Экономические стратегии”, имеет, как мне кажется, относительный характер. Думаю, что для определения его подлинной зрелости следовало бы, как для полярников, применять коэффициент по крайней мере, 2-3, такова сложность времени, в котором ему пришлось и приходится действовать. За короткий срок редакции журнала удалось сплотить вокруг себя творческую группу из числа крупных ученых, государственных и политических деятелей, талантливых предпринимателей и бизнесменов, которые определили яркий уровень журнала, сделали его узнаваемым “лица не общим выражением”. Лично для меня публикация в журнале всегда была высокой честью. Возраст для журнала, по моему убеждению, не то, что осталось позади, а то, что ждет его впереди. В этом смысле с возрастом у “Экономических стратегий” все будет складываться удачно. Главное – шагать в ногу со временем, улавливать дыхание жизни.
Вопрос 3: Каковы, с Вашей точки зрения, слагаемые успеха печатного издания?
Ответ: Живучесть любого издания, разумеется, если речь не идет о сугубо профильных, отраслевых журналах, определяется его востребованностью в обществе и должным учетом интересов широкого круга читателей. В постсоветских условиях главное место по своей актуальности приобрела экономика, поиск путей преодоления многослойных проявлений системного кризиса. Небывалый интерес к этой проблематике вспыхнул в связи с разразившимся в прошлом году глобальным финансовым и экономическим кризисом. Журнал “Экономические стратегии” возник, как говорится, в нужное время и в нужном месте. Актуализация тематики, оперативный отклик на вызовы времени, как мне представляется, являются ключевыми факторами успеха любого печатного издания. Применительно к “ЭС” состав его Научно-редакционного совета с редко встречающимся созвездием выдающихся российских и зарубежных ученых, а также высококомпетентный коллектив редакции служат надежной предпосылкой сохранения стратегической линии журнала, получившей широкую поддержку среди его читателей.
Вопрос 4: Ваши пожелания журналу «Экономические стратегии» и его читателям.
Ответ: Желаю журналу и впредь оставаться на высоте требований времени. Само название академического бизнес-журнала – “Экономические стратегии” предполагает его высокое общественное предназначение служить компасом в нынешнем турбулентном мире, наполненном страхами экономического коллапса, хотя для этого порой нет оснований. В нынешних кризисных условиях были бы желательны материалы, позволяющие увидеть посткризисный мир, высказать прогнозы относительно тех изменений, которые произойдут вследствие кризиса в мировой экономике, а также в геополитической расстановке сил. Кризис еще далек от завершения и важно было бы более выпукло показать правильность и эффективность тех мер, которые применяются государственным руководством России в целях выхода страны из навалившихся трудностей. Что касается читателей, то желаю им и впредь сохранять верность журналу. Он того заслуживает.
  • 1
  • 2